Главная Поиск Контакты

Лесной институт образование вуз

 Новости
 Об институте
 Сведения об образовательной организации
 Образовательная деятельность
 Политика в области качества
 Школьнику
 Абитуриенту
 Студенту
 Направления обучения
 Вакантные места
 Обучение
 Учебно-методическое управление
 Научно-исследовательская деятельность
 Самоуправление
 Социально-психологическая помощь
 Стипендии, конкурсы
 Институт кураторов
 Спорт
Досуг
 Преподавателю
 Выпускнику
 Дополнительное образование
 Кадровое агентство
 Корпоративные подарки
 Видео и фото
 Гостевая книга
 Форум СЛИ
 Полезные ссылки
 Карта сайта

Команда КВН «Дубы-Колдуны»
Клуб КВН СЛИ
Экологический лагерь
Творческое объединение «Древо»
Отдыхать – не учиться
Видео и фото

Экологический лагерь

ПРИполярные ПРИключения студентов СЛИ в Национальном парке «Югыд ва»

Лето этого года студенты-экологи Сыктывкарского лесного института ждали с особым нетерпением: скорее бы сдать сессию и вновь отправиться в Национальный парк «Югыд ва», к заснеженным горам и прозрачным рекам. Прошлым летом, несмотря на насыщенную программу нашего приполярного лагеря, мы многого не успели, и всю долгую зиму мечтали о новой встрече с любимым Уралом.

Но вот позади и сессия, и сборы, и поезд Москва-Воркута. «Урал» Национального парка натужно рычит, втаскивая в гору нашу дружную компанию из двадцати душ плюс огромное количество груза, громоздящегося в машине до самой крыши.

Первая неожиданность – лето здесь, на Приполярном, еще не наступило. Несмотря на третью декаду июня, на плато Яренеймусюр, по которому идет дорога, лежат целые снежные поля, вызвавшие восторг у наших новичков и вынужденную получасовую остановку – для фотографирования и игры в снежки.

Домик в деревне

Наконец-то: шесть часов утомительной дороги позади – и нас встречает база Сана-вож, где год назад мы провели две незабываемых недели.

В этом году здесь много работы по обустройству: Немецкий Фонда Всемирного наследия выделил парку «Югыд ва», являющегося территорией Всемирного наследия Юнеско, грант на развитие экологического туризма. Здесь планируется отремонтировать домики, построить баню и туристские стоянки. Работы много, и наша помощь как нельзя кстати. За жаркие дни успели покрыть шифером продырявленные зимними ветрами крыши домиков, сделали косметический ремонт в самом просторном из домов.

Плоды своих усилий мы смогли оценить с приходом непогоды: так приятно сидеть у теплой печки в чистой сухой комнате, когда за окном сутками поливает дождь, а макушки гор покрыты снегом…

За первую неделю жизни в горах мы успели облазить все окрестности базы, показать новичкам местные достопримечательности. Отметили день рождения, где главным подарком имениннице была… живая мышка, красиво упакованная в банку.

А еще - отбирали пробы почвы для научных исследований, проводили соревнования по ориентированию, играли в «Казаки-разбойники» с использованием навигатора JPS, и даже придумали песню…

Но самой заветной целью нашей поездки оставалась гора Народная – хозяйка Урала, высочайшая вершина Уральских гор. И вот день настал: рюкзаки упакованы, все полны решимости и жажды приключений.


«Шаман-гора»

Начало нашего маршрута – гора Еркусей, в переводе с коми - «Шаман-гора». Говорят, у ее подножия был когда-то похоронен один из последних в здешних местах шаманов. По внешнему виду Еркусей не похож на соседние горы, гладкие и поросшие лесом – он весь состоит из гладких каменных глыб, сверкающих на солнце, как зеркала. Гора считается священной. По преданию, в ней находится пещера, в которой живет злой дух, вылетающий в виде ветра и убивающий оленей, если его не умилостивить жертвоприношением. И по сей день у коми-оленеводов, каждое лето приходящих в эти места, принято оставлять на плоской вершине горы жертву - голову белого оленя.

Чум оленеводов сейчас стоит как раз под Еркусеем; неподалеку пасется стадо ездовых быков. Особое внимание привлекла стоящая неподалеку упряжка оленей: все немедленно кидаются фотографироваться.

В чуме, кроме взрослых, двое детишек: Мише – всего полгода, Маше – полтора. А еще – большеглазый олененок, бегающий за всеми, как собачка.

Дорога петляет вдоль небольшого ручья, постепенно поднимаясь в горы. Широкие долины-троги, обрамленные волнистыми хребтами с голыми вершинами, шумящие внизу среди камней хрустальные речки, редкие островки лиственниц на склонах – типичный приполярный пейзаж. Названия звучат певуче и завораживающе – Еркусей-шор, Пеленгичей, Сюразь-рузь. Встречаются и следы бурной деятельности горнопромышленников – лет пятнадцать назад в этих местах вовсю шла добыча золота. Сейчас об этом напоминают развалины поселков, железные останки вдоль дорог, канавы и штольни на склонах гор, да отвалы, поросшие желтыми полярными маками. На одном из ручьев среди разровненного бывшего полигона красуется здоровенный агрегат для промывки золота, оставленный здесь, видимо, в назидание потомкам.

К концу дня доходим до Сюраизского перевала: несколько километров перехода через совершенно голую гору. Чтобы сократить дорогу, идем склоном, там, где на карте нарисована тропа. На деле никаких следов тропы не угадывается: склон наполовину покрыт снегом, на оттаявших участках буйно цветет ветреница. Перед спуском задерживаемся на отвалах кварца – при тусклом свете белой ночи собираем хрусталики.

Речка Сюразь-рузь течет в глубоком каньоне, в месте выхода его мы и становимся на ночлег. Сказочное место: заросшая цветами поляна, клокочущая бирюзовая вода в каньоне, крики канюка возле гнезда на черной скале, и бесконечные просторы гор со всех сторон…. Здесь когда-то стояла геологическая партия, что с легкостью угадывается по ржавым бочкам и куче барахла, догнивающего в разных концах поляны.

Урал без границ

Наш путь лежит через границу Европы и Азии, к озеру Голубому, лежащему «по ту сторону» Уральских гор, на восточном склоне.

Поднимаемся вдоль Сюрази. Лето сюда еще не дошло: русло реки местами еще сковано ледяным панцирем.

Голубые струйки со звоном стекают в текущую в ледяном «туннеле» речку, устремляясь вниз, к теплу и солнцу. Кое-где над берегами нависают многометровые снежники, постепенно стекающие в реку. За короткое приполярное лето этот снег часто не успевает растаять, превращаясь в фирн и лед. Гляциологи говорят, что уральские ледники находятся ниже зоны «вечных» снегов и существуют вопреки всем теориям о климатической снеговой границе.

Перевал, по которому проходит граница Европы и Азии, носит имя Некрещеный. Процедура пересечения границы проходит до обидного буднично и незаметно – ни тебе таможни, ни полосатых столбов, ни даже пограничника с овчаркой. Чтобы внести хоть какой-то элемент торжественности, линию границы пришлось выложить камешками. Исторический момент увековечили, стоя одной ногой в Европе (верховое болото), другой – в Азии (начало каменистого склона).

Если мы и ошиблись при этом на несколько десятков метров, то, наверно, власти Республики Коми и Тюменской области не будут в обиде. Вот бы все границы выглядели так!

Верховья речки Северной Народы – царство снега и льда. Справа высится серая громада – это пик Карпинского, вторая по высоте гора Приполярного Урала. По высоте (1878 м) эта гора уступает Народной всего на 12 м. Спуск – переправа через реку - подъем на перевал – опять спуск… День заканчивается, и все уже порядком устали. Последний подъем - по ручью Карпин-шор, вытекающему из Голубого озера, лежащего прямо под Народной. Берега ручья заболочены, тропы нет, идем прямо по руслу, по большим камням. Навстречу на фоне закатного неба поднимается громада Народной. Голубое озеро, куда доходим к ночи, поражает великолепным видом и обилием комаров. На что уж мы привыкли к этим братьям меньшим, но такого …. Очевидно, здесь водится какой-то особый евроазиатский вид, суперагрессивный и суперустойчивый ко всем видам антимоскитной косметики. Комары не только успешно пытаются пополнить ваш рацион, покрывая толстым слоем содержимое мисок и кружек, но и, что гораздо хуже, настырно лезут в объектив фотоаппарата, оставляя на роскошных пейзажах черные злые мазки.

Но пейзажи стоят мук. Если бы не проклятые насекомые, можно было бы наблюдать всю ночь, как в стеклянной глади озера отражаются и лежащие по берегам валуны, и заснеженные скальные склоны, и закат, без всякого перерыва переходящий в рассвет...

На небе меняются оттенки розового, желтого, фиолетового, оттеняя снег на вершинах и отражаясь в озерной воде.

Берега озера поросли яркими цветами, среди которых много незнакомых. Здесь, на границе Европы-Азии, встречаются и азиатские и восточно-европейские виды растений, среди которых много эндемиков, встречающихся только здесь, и реликтов, оставшихся в этих местах еще с ледникового периода.

Вниз по цепочке озер

Сегодня мы покидаем Азию и уходим домой, в родную Республику Коми. Перевал № 23, носящий еще романтическое название «Голубые надежды», не из легких. Спуск в долину реки Балбанью по огромным каменным глыбам даже в сухую погоду довольно сложен. Зато какой вид открывается снизу на пройденный перевал! Справа и слева – черные отвесные сбросы – кары. Левый уходит в поднебесье, заканчиваясь острым пиком - вершиной Карпинского, за правым угадывается Народная. Вытекающий из кулуара ледник широким языком спускается в долину, переходя в говорливый ручеек, а затем – в речку Балбанью, несущую, в свою очередь, свои воды в Кожим, затем Косью, Усу и, наконец, в Печору – одну из самых крупный и чистых рек Европы.

Это место так прекрасно, что не хочется уходить. Речка струится по серебристому песку среди огромных каменных «зданий», стремясь вниз, к Кожиму. На ее тоненькую нитку нанизаны, словно бусины, озера, которые мы видели с перевала. На карте их пять, на самом деле – больше: видимо, некоторые к концу лета пересыхают.

Сейчас внизу перед нами темнеет первое, верхнее озеро Балбанты. Его пустые и каменистые берега еще в снегу. На склоне над озером висит большой грязно-белый снежник, похожий формой на бабочку.

От озера – «бабочки» тропа идет к следующему, которое называют Восьмеркой – оно состоит из двух, соединенных перемычкой. На берегах его раскинулись альпийские луга, все пестреет яркими красками, и даже пахнет медом. Уже не верится в утренний снег - а ведь спустились-то на каких-нибудь пару сотен метров.

Ниже Восьмерки в Балбанью впадает левый рукав, берущий начало под горой Народной. На его берегу под холмом – отличное место для стоянки: прекрасный вид, много хвороста для костра. Здесь останавливаемся на ночлег: завтра – на Народную.

К сердцу Уральских гор

Погода с утра - «шесть на девять»: солнце, изредка небольшие облачка. Тропа вьется по склону вверх вдоль Балбанью, пересекая поля не растаявшего снега, изрисованные оленьими следами. На оттаявших полянках – розовые, желтые, голубые пятна альпийских цветов. Верхняя часть речки лежит в снегу: снежный «язык» поднимается прямо к ведущему на гору плато.

У подножия горы - озеро голубого цвета в форме кольца; берега его в обрамлении голубого льда. За дальним его концом, за перевалом Кар-кар, в долине Манараги-Косью, виднеются пики далеких гор, среди которых вздымает свои шесть вершин-пальцев знаменитая Манарага – Медвежья лапа.

Пройдя длинный снежник, поднимаемся на плато. Подъем на Народную с этой стороны – пологий и безопасный: несколько километров «тягуна» - и вы на вершине. Погода вдруг начинает резко портиться, откуда-то натягивает тучи - и начинается дождь, переходящий в град. «Сюрприз» приходится пересидеть под тентом, потратив больше часа. Скорость движения сразу падает: подниматься, а особенно спускаться по мокрым камням – противно и опасно.

Вершина изрядно захламлена: пирамидки, памятные доски, какое-то барахло. Впечатление такое, что каждая группа норовит оставить здесь хоть что-нибудь по типу «здесь был Вася». В стороне от вершины стоит православный крест, втащенный сюда несколько лет назад. Здесь, в диких горах, где властвуют силы природы и до сих пор живы традиции язычества, он смотрится странновато.

Спускаемся для экономии сил и времени по снежнику способом «бабслей» - сидя на полиэтиленовых пакетах, получив массу удовольствия и адреналина. Но, как пишется в титрах известной телепередачи, «Внимание! Повторять не рекомендуется!».

Пообедав, уходим дальше вниз, продолжая путь по цепочке нанизанных на Балбанью озер. До базы Желанной, где ходят попутные машины, около 20 км. Вездеходная дорога вниз по Балбанью, в верховьях сухая и удобная, к середине пути местами уходит в непролазную топь, куда без болотных сапог нечего и соваться. Пока, к счастью, тепло и можно шлепать по трясине прямо в мокрых тапочках, а вот в августе...

На берегу озера Малое Балбанты – стоянка оленеводов: они должны прийти сюда со дня на день. Здесь, под горой Старуха, их чум обычно стоит с начала июля до конца августа.

На Желанную приходим уже к полночи. В сумерках белой ночи ставим палатку: наше короткое путешествие окончено. С первой же попуткой возвращаемся на Санавож, где нас ожидает торжественная встреча.

Имевшихся у нас двадцати дней хватило на все: и поработать, и отдохнуть, и попутешествовать. Настроения не испортили даже внезапно свалившиеся в начале июля холода. Хотелось, конечно, дождаться хорошей погоды, но… – поезд уже стучит колесами, ждут город, мама с папой, сотни дел…

Что ж, остается ждать следующего лета – и мечтать о новых путешествиях.

Шубницина Е.И., доцент кафедры общей и прикладной экологии
21 июня – 10 июля 2005 г., Приполярный Урал, «Национальный парк «Югыд ва»


P.S. Фотоотчет о наших путешествиях будет размещен на сайте Национального парка «Югыд ва» www.yugydva.komi.com



Архив




  
Уважаемые пользователи, если Вы хотите внести уточнения к материалам сайта, выделите нужный участок текста и нажмите комбинацию клавиш Ctrl+Enter
© CЛИ, отдел информационного обеспечения, 2003-2017